Зарубежная церковь первая прославила патриарха Тихона. Какие основания были для этого и что это давало? Разве без Тихона молитвы наши Бог уже и не слышит?

Ответ:

На подобные вопросы я уже не раз отвечал: ни о какой канонизации Писание не говорит – это прерогатива Самого Господа Бога. Любую канонизацию считаю дерзостью ивызовом Богу и Его Страшному Суду, предвосхищенному кучкой дедушек.1Кор.4:5 – «Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога». О Тихоне пишет епископ Григорий Граббе так: «При этом Белавин проявлял большое терпение и свойственный ему безобидный юмор. Патриарх Тихон, в миру Василий Белавин, родился 19 января 1865 г. в Торопце, Псковской губернии. Отец его был священником. По окончании Духовной Академии в 1888 г. Василий Белавин был назначен преподавателем Псковской Духовной Семинарии. Только в декабре 1891 г. он был пострижен в монашество и рукоположен во иеромонахи с именем Тихона. (26 лет). Как всегда бывает при революционных движениях, все говорили о правах и мало вспоминали об обязанностях. Такие люди старались в заседания Собора внести дух революционных собраний. Они твёрдо надеялись через Собор осуществить в Русской Церкви реформацию. И, конечно, более всего они боялись восстановления Патриаршества. Формально, в обширной повестке Собора и программе, охватывавших все стороны церковной жизни, о Патриаршестве не было сказано ни слова. Вопрос этот в Отделе о Высшем Церковном Управлении был поднят впервые мирянами. Даже не все епископы поначалу сочувствовали Патриаршеству.

…С падением православного Царства Святая Русь была обезглавлена. Теперь возглавил её патриарх Тихон, и он живо чувствовал историческую ответственность, которая легла на его плечи. Патриарх чувствовал, что и эти преступники подлежат его попечению, как благостного пастыря. Он продолжал: «И Господь как бы говорит мне так: иди, разыщи тех, ради коих ещё стоит и держится Русская Земля. Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание, - овец поистине жалких. Паси их, и для сего возьми жезл сей, жезл благоволения. С ним овцу потерявшуюся отыщи, угнетённую возврати, поражённую - перевяжи, больную укрепи, разжиревшую и буйную - истреби, паси их по правде».

(«Властью, данной нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым. Анафематствуем вас.., заклинаем верующих чад Православной Церкви с таковыми извергами рода человеческого не вступать в какое-либо общение»).

…Патриарху в больнице скоро полегчало, и он опять стал выезжать на службы в разные церкви, но он уже продолжал трудиться через силу… Вопрос об объявлении Патр. Тихона отпавшим ни в Синоде, ни в Соборе никогда не обсуждался. Он умер в 1925 г. и в 30-х годах поздно было обсуждать вопрос о его таинствах. О возможности признания их не-таинствами я никогда ни от кого не слышал. Даже в отношении м. Сергия в тридцатых годах вопрос не ставился в такую плоскость. Может быть, нам это приписывали евлогиане. Я не удивлюсь, если в отношении канонизаций для принадлежащих к Патриархии в какой-то мере вопрос может определяться поговоркой: «И хочется, и колется, и маменька не велит». Те имена подвижников, которые Вы приводите, не могут вызывать возражений. Паисия Величковского наш Собор уже прославил, то же блаж. Ксению. Сомнение может вызывать Димитрий Донской: я никогда не слышал о народном почитании его как подвижника веры, хотя и известно было почитание им преп. Сергия. Не слышал и не читал о том, чтобы к нему молитвенно обращались, или служились ему панихиды в народе. Народный герой может не быть святым. Народный герой не обязательно святой. Вопрос о праве Московской Патриархии совершать канонизации стоит в зависимости от вопроса об её правомочности вообще. В сущности, канонизация в Православной Церкви не есть «производство», как у католиков, а утверждение и богослужебное осуществление почитания святых, уже существующего в сознании пастырей и паствы. Через это почитание и услышанные молитвы в чудесах мы познаем, что тот или иной подвижник прославлен Богом. Дело проще в отношении мучеников, почитание которых поэтому иногда совершалось чуть ли не сразу после их кончины».

Пророки – это критики, я понимаю так,

Слова не застревали, как у попов, в гортани,

Путёвку на Голгофу задолго до креста

Выписывали им – затем и срок настанет.

Всегда не по течению и многим вопреки,

Пугали и стращали войной, голодной смертью.
Просили: «Не перечь! Во благо прореки!»…

Что стоило сказать в угоду, не по вере?

Но до конца, до самого, до безысходной точки

Громили, укоряли, стыдили на весь свет.

У каждого есть мнение… Кто с колокольной кочки

От этих неприязненных воспринимал совет?

Пророки-проповедники востребованы были,

Во рву, где львы голодные, во чреве у кита;

Бросали их в котёл, варили, словно мыло,

За то, чтошеи мылили задолго до Христа.

Их книги для чего-то сумели сохраниться,

Переведёны были, заговорили внятно.

Дух обличения на огненных страницах

Сдирает с нас проказу, неразуменья пятна.

Как говорится, жили они подобно нам,

Страдали, зябли в холоде, подчас недоедали,

Их оскорбляли неучи и лжепророк пинал,

Их вопли и удары дошли до нашей дали.

С рутиной, с безразличием им не дано смириться.

Ломали всё обычное, привычное тепло,

Во гневе рвали корни и лучшие традиции -

От полноты церковной их вправо занесло.

Как мало, кто послушал, сугубо поддержал,

Восстал за них стремительно и громко;

В защиту Богом посланных кто выхватил кинжал,

За перестройку выступил,ревизию и ломку?

Пророки, к вам взываю по лестовке ремённой,

Перечисляю вас, как авторов библейских;

Хочу Христу служить Евангельским ослёнком,

Подковкой у ослёнка и то мне очень лестно.7.2.05.ИгЛа