В толковании блаж. Феофилакта т.2, стр.12 написано, что Иуда «был захвачен прежде, чем удавился». И что он жил ещё и очень сильно страдал за своё нечестие. Но ведь в Евангелии написано, что он пошёл и удавился? Поясните, почему такое противоречие?

Ответ:

Противоречие с толкованием Папия Иерапольского, а не с Евангелием. Слово «удавился» означает, что повесился и дело суицида было доведено до конца. 2Цар.17:23 – «И увидел Ахитофел, что не исполнен совет его, и оседлал осла, и собрался, и пошёл в дом свой, в город свой, и сделал завещание дому своему, и удавился, и умер, и был погребён в гробе отца своего». Мф.27:5 – «И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошёл и удавился». Тов.2:3 – «И пришёл он и сказал: отец мой, один из племени нашего, удавленный, брошен на площади». То, что Иуда удавился сам и из петли его живым не вытащили, – это очень даже очевидно. Но вот когда это произошло, сразу ли после предательства или через несколько лет? Судя по словам, «вышел, пошёл и удавился, даже очень похоже, что это страшное событие случилось именно сразу. 3Ездр.13:57 – «Тогда я пошёл и вышел в поле, много славя и благодаря Всевышнего за чудеса, которые Он совершал по временам». Быт.28:10 – «Иаков же вышел из Вирсавии и пошёл в Харран». Иоан.4:43 – «По прошествии же двух дней Он вышел оттуда и пошёл в Галилею». Деян.20:1 – «По прекращении мятежа Павел, призвав учеников и дав им наставления и простившись с ними, вышел и пошёл в Македонию». И далее Папий пишет: «Иуда, тело которого распухло до такой степени, что он не мог проходить там, где могла проезжать повозка, и не только сам не мог проходить, но даже и одна голова его. Веки глаз его настолько, говорят, вспухли, что он вовсе не мог видеть света, а самых глаз его невозможно было видеть даже посредством медицинской диоптры: так глубоко находились они от внешней поверхности... После больших мучений и терзаний он умер, говорят, в своём селе; и село это остаётся пустым и необитаемым даже доныне; даже доныне невозможно никому пройти по этому месту, не зажав руками ноздрей. Таково зловоние, которое сообщилось от его тела и земле». Поговорите с медиками и они все на это только засмеются. Так что над этой легендой об Иуде тоже можно только посмеяться. 108 псалом как бы про Иуду, но в нём и намёка нигде нет на то, что предание придумало и сохранило. Иов.6:26 – «Вы придумываете речи для обличения? На ветер пускаете слова ваши». Иов.32:11 – «Вот, я ожидал слов ваших, - вслушивался в суждения ваши, доколе вы придумывали, что сказать». Прем.Сол.17:10 – «ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы».

Боже мой! Дух изнемог в испытаньи,

Слаб я, хочу отдохнуть.

Всё это горе, все эти страданья

Так и терзают усталую грудь.

Боже мой, силы не стало

Больше на мир сей смотреть;

Тяжкое, скорбное время настало

– Кто может все зло претерпеть?

Кровь проливается всюду,

Стоны и вопли кругом.

Боже мой! Сжалься над гибнущим людом,

Мир Свой пошли в каждый страждущий дом.

Боже, Ты медлишь? Стенает

В скорби великой народ;

Ужас и страх все сердца наполняет:

Каждый день новое горе несёт.

Смотришь, здесь близкие пали, убиты

Вражеской пулей, а там

Сердце родителей горем разбито:

Сын их любимый без вести пропал.

Боже мой! Медлишь доколе,

Скоро ль желанный конец?

Долго ль еще в этом жизненном поле

Должен сражаться Твой раб и боец?! Е. Шарыпанова