Вопрос 1568: 6 т.

Повсеместно, в оправдание своих грехов и нарушения повеления Христа: Мф.26:52 – «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут». Откр.13:10 – «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых», - православные патриоты приводят слова: Рим.13:1 – «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». О какой власти идет речь? Которая соответствует своей природе, как Божие установление, или когда меч начальника направлен против добра и в защиту зла? И ведь пытаются, горячась и кипя, говорить: «Видишь, видишь, про меч сказано, вооружаться надо, власти слушаться, коли воевать пошлют, жену и детей защищать, Отечество!» .Должна ли Церковь в таком случае и верующие к словам Христа приложить все усилия, дабы остановить меч беззакония, и каким способом?

Вопрос 1570: 6 т.

Что нам говорит Библия про следующую ситуацию? Протоиерею Димитрию Смирнову, и.о. председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и Армии в интернет-мосте задают вопрос: – Известно, что в последнее время православное духовенство освящает оружие, боевую технику, самолеты. А как же заповеди добра и милосердия? Не кажется ли Вам, о. Димитрий, что таким образом благословляются орудия убийства? – Ну, это ошибка. Вопрошателю надо просто почитать этимологический сло­варь. Если слово «война» означает «убий­ство», тогда мы должны каждого чело­века, идущего на войну, судить и сажать в тюрьму. А за убийство полагается срок от 8 лет и выше. Однако мы видим, что всё происходит наоборот. Это происхо­дит потому, что война убийством не яв­ляется. Убийство – акт противозаконный, а война – дело священное. Война и убий­ство – две вещи не просто разные, но противоположные. Это всё равно, что сравнить неприличную надпись на забо­ре с сонетом Шекспира.